ЖИЗНЬ И СУДЬБА НЕМЦЕВ-ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ ИЗ ЕВРОПЫ В РОССИИ

Российская империя изначально формировалась как многонациональное государство. В ней мирно уживались народы различных вероисповеданий, сохраняя свои национальные особенности и традиции. Достаточно многочисленными на территории России были немцы.

Никто из наших предков не пришёл в Россию завоевателями, в ней не искали политического или экономического убежища. Наоборот, они были приглашены Российским государством как ученые, деятели культуры, высококлассные специалисты, военные, врачи и как земледельцы.

Несмотря на инонациональное окружение, российские немцы за 250 лет своей российской истории не имели ни одного конфликта с другими народами (конфликты на бытовой почве не могут считаться межнациональными). Добрые отношения с соседями – закон. Бесконфликтность внедрялась с детства. «Умный уступает!», – повторяла нам мать, и детские ссоры мгновенно утихали. «Умный не ссорится».

Во времена Ивана Грозного на северо-востоке Москвы, на реке Яузе, возникло поселение, получившее название Немецкой слободы.

Особое место в истории поселения немцев в России занимает период царствования Петра I. Не случайно его самого называли «учеником Немецкой слободы».

При Петре I она стала цветущим предместьем Москвы. Организованное переселение немцев началось при Петре I на основании Манифеста 1702 г. На призыв императора переехали в Россию тысячи военных, ученых, учителей, художников, архитекторов, помогавших ему «прорубать окно в Европу» и строить новую столицу Российской державы. С приезжими заключались контракты. Ни за кем из своих Петр I не «ухаживал» так, как за заграничными мастерами. Одним из непременных условий контракта являлось «учить русских людей без всякой скрытости и прилежно». Среди прибывших в Россию иноземцев превалировали выходцы из Германии. В новой столице Российского государства Санкт-Петербурге образуются значительные поселения немцев, самое крупное – на Васильевском острове.

Через 150 лет после этих событий видный русский литератор и издатель И.И. Панаев, описывая Васильевский остров, отмечал: «Каким-то миром и спокойствием охватывает вас, когда вы углубитесь в линии Васильевского острова… Эти дома и домики принадлежат по большей части иностранцам и потому имеют что-то свое – особенное, не петербургское и напоминают несколько немецкие города…Лица немецкой национальности занимались торговлей, предпринимательством или служили на ниве просвещения – в Университете, Горном корпусе, Морском корпусе, Академии художеств, частные немецкие школы, основанные еще в 1710 и 1735 годах, имеют отличную репутацию».

Императрица Екатерина II хорошо понимала экономическое значение освоения новых территорий и увеличения народонаселения страны. Она писала: «Мы нуждаемся в населении. Заставьте, если возможно, кишмя кишеть народ в наших просторных пустырях».

В своем знаменитом Наказе она подчеркнула: «Россия не только не имеет довольно жителей, но и обладает еще чрезмерным пространством земель, которые не населены и не обработаны». (Цит. по: Г. Писаревский «Из истории колонизации в России в XVIII в.» (по неизданным архивным документам.М., 1909)).

В период правления Екатерины II границы Российской империи, вследствие победоносных войн с Турцией, продвинулись далеко на юг – до северных берегов Черного и Азовского морей, Кавказского хребта. Обширные территории с плодородными землями представляли собой безлюдную пустыню, лишь по берегам степных речек кочевал немногочисленные племена скотоводов. Чтобы укрепить российскую государственность в пригородных районах и освоить природные богатства, Екатерина II принимает решение о колонизации края.

Но о заселении этих отдаленных районов русскими нельзя было и думать – крестьяне находились в крепостной зависимости от помещиков, которые никогда не согласились бы отпустить своих рабов на волю. Екатерина II делает ставку на иностранцев. 4 декабря 1762 г. она издает Манифест, приглашавший граждан европейских стран пожаловать в степные владения Российской империи. 22 июля 1763 г. Екатерина II издает новый Манифест, в котором перечислялись привилегии и льготы: свободный выбор места поселения, свобода вероисповедания, самоуправление, освобождение от податей, налогов и всякого рода повинностей.

Немцы России свободно исповедовали свою религию, развивали культуру – во всех поселениях действовали школы на немецком языке, выходили десятки газет.

Екатерининские манифесты, прежде всего второй, нашли широкий отклик в среде крестьянства и в первую очередь в Германии. Переселенцы поселялись своими обособленными колониями в указанных районах Поволжья и некоторых других местах. Всего за шесть лет с 1764 по 1770 г. возникло 117 немецких колоний, в том числе 56 на территории будущей Самарской губернии и 46 – в Саратовской губернии.

Как обстояло дело с поселенцами-колонистами на новой родине в России?

Проявляя патриотические и верно-подданнические чувства, лояльность, немецкие колонисты оказывали большую материальную и денежную помощь своей новой родине в трудные периоды ее истории – во время Крымской, русско-турецкой войны. В Крымскую кампанию бесконечные вереницы подвод из немецких колоний-поселений доставляли в Крым продовольствие, одежду, фураж, овощи, постельные принадлежности, обувь и др. Для проходящих через колонии солдат давали подводы, которые использовались для различных нужд: перевозки провианта, перевозки материалов для сооружения мостов и насыпей. Колонисты оказывали помощь в расквартировании солдат, а обратными рейсами возили раненых, которых размещали в тех же немецких колониях-поселениях и ухаживали за ними. От немецких колонистов вскоре после начала войны стали поступать пожертвования деньгами и не только. Отдельные колонии в фонд победы вносили тысячи рублей.

По тем временам это были большие деньги. Десятки колонистов за помощь армии были награждены золотыми и серебряными медалями с надписью «За усердие», золотыми часами, а также Похвальными листами. «Его Императорское величество Высочайше повелел: соизволить Министру Государственных имуществ, во внимание к столь примерному усердию обществ колонистов, наградить их от Имени Его Императорского Величества выдачей особого документа, который бы служил навсегда доказательством их похвального подвига».

12(24) июня 1812 г. Наполеон вступил на российскую территорию с 600-тысячной армией при 1242 полевых и 130 осадных орудиях. Угроза для Российского государства была вполне реальной. В русской армии, особенно в высшем командном составе, была заметная доля офицеров из среды российских немцев.

Среди мемориальных сооружений, созданных в честь Отечественной войны 1812 года, своеобразным памятником является Военная галерея Зимнего дворца. Здесь находятся 332 портрета военноначальников русской армии – участников кампаний 1812-1814 гг.

Из числа генералов, принадлежавших к коренным русским подданным, 29 значились лифляндцами, 12 – эстляндцами, 8 – грузинами, 6 – курляндцами, 5 – поляками, 4 – греками, 4 – сербами, 2 – армянами. Что касается генералов немецкого происхождения, то они запечатлены на 77 портретах галереи.

Все они, безусловно, заслужили право, чтобы назвать их имена. Но, учитывая ограниченность газетной полосы, их подвигам и служению России будет посвящена отдельная тема. Для примера остановлюсь лишь на одном прославленном генерале немецкого происхождения, русском подданном – Петре Христиановиче Витгенштейне (1768-1843). До 1812 года П.Х. Витгенштейн принимал участие в военных действиях в Польше и получил свою первую боевую награду – орден святого Георгия 4-й степени за отличие в сражении у Остроленки. В бою под Амшттеном он отбил несколько атак конницы французов, за что был награжден орденом святого Георгия 3-го класса. В начале 1812 г. П.Х. Витгенштейн командовал Первым пехотным корпусом, стоявшим на правом фланге армии Барклая де Толли, который выделил корпус П.Х. Витгенштейна с задачей прикрывать дорогу на Псков и Санкт-Петербург. Здесь Петру Христиановичу предстояло выступить в самостоятельной роли – фактически командовать отдельной армией. У деревни Клястицы произошел ожесточенный бой корпуса Витгенштейна с французами, которые понесли серьезные потери. В руки победителей попало около 2000 пленных.

Воодушевление в России, и особенно в Петербурге, от Клястицкой победы (практически первой в войне), было огромным. Учитывая реальную угрозу столице, Александр I приказал эвакуировать из нее правительственные учреждения. Победа под Клястицами уничтожила все эти страхи. П.Х. Витгенштейн был провозглашен «спасителем Петербурга» и награжден орденом святого Георгия 2-й степени. В ряды войск П.Х. Витгенштейна влились дружины Петербургского и Новгородского ополчений. 6 октября П.Х. Витгенштейн перешел в наступление и на следующий день овладел Полоцком, заставив французов уйти за Двину. Эта победа подняла еще выше репутацию Петра Христиановича. Самые известные русские поэты того времени Г.Р. Державин и В.А. Жуковский прославили его в своих стихах, а солдаты корпуса сложили удалую песню о Витгенштейне с такими строками:

Мы ж воскликнем все: герой,

Ты Суворов наш второй.

Жена Кутузова, статс-дама царского двора, говорила: «Витгенштейн спас Петербург, мой муж – Россию, а Чичагов–Наполеона».

После изгнания Наполеона из России Витгенштейн действовал на правом фланге русских армий, занял Кенигсберг (ныне Калининград) и 27 февраля 1813 г. вступил в Берлин. После смерти Кутузова он был назначен главнокомандующим союзными русскими и прусскими войсками.

Вскоре после возвращения русских войск на родину Витгенштейн был назначен главнокомандующим 2-й армией, стоявшей на юге России. Вместе со своими помощниками он довел эту армию до такой степени совершенства, что она превосходила своей организацией, устройством все остальные русские армии. В 1826 г. был произведен в генерал-фельдмаршалы. В 1834 г. ему был пожалован титул светлейшего князя. Немцы-переселенцы, ставшие подданными России, как видно из биографии П.Х. Витгенштейна, не только активно участвовали в боевых действиях по защите рубежей своей новой Родины – России, но и принимали активное участие в мирном созидательном труде: заново создавали свои новые национальные поселения, строили жилье, церкви, создавали необходимое кустарное производство по изготовлению различных орудий производства сельскохозяйственного инвентаря, создавали необходимую инфраструктуру.

Как же выглядели немецкие колонии, каким был быт, обычаи и духовная жизнь их обитателей, в чем выражался вклад колонистов в освоении и развитии заселенных ими земель и их влияние на российское земледелие, промышленность? Каковы были их взаимоотношения с соседними народами?

Улицы в немецких колониях были прямые и пересекались между собой, образуя правильные квадраты. Колонисты были большие любители разнообразного убранства, что создавало уют. Столы, скамейки, сундуки, шкафы, а часто ставни и двери разрисовывались яркими цветами и рисунками.

У колонистов была высокая земледельческая и бытовая культура, завезенная из

Германии. Главным занятием колонистов было земледелие, в первую очередь зерновое хозяйство, а также выращивание горчицы, огородно-бахчевых и садовых культур, виноградарство. Кроме того, колонисты активно занимались ремеслами: кузнечным, слесарным, столярным, ткацким и рядом других ремесел.

Все основные дела колоний-поселений решались в соответствии с Манифестом

Екатерины II от 22 июля 1763 г. и в частности со статьей 6 пунктом 5, где указывалось: «Поселившимся особыми колониями и местечками внутреннюю их юрисдикцию оставляем в их благоучреждение (самоуправление) с тем, что наши начальники (государственные чиновники) в внутренних распорядках никакого участия иметь не будут, а обязаны они повиноваться нашему гражданскому праву».

Через 100 лет после обнародования Манифеста Екатерины II в России насчитывалось 505 колоний-поселений, а к 1908 г. граждан немецкой национальности насчитывалось 2 миллиона 70 тысяч человек. Все дела колоний поселенцев решались на сходе, в котором принимали участие по закону все дворовладельцы. Административная и исполнительная власть была сосредоточена в сельском приказе, состоявшем из шульца (старосты) и двух его заместителей, избираемых сходом на два года. Колонии-поселения объединялись в округа, управление которыми было вверено приказу в составе окружного головы и двух заместителей. Таким образом, основные положения колонизационной политики, разработанные в 50-е гг. XVIII в. при Екатерине II получили полное юридическое оформление. В дальнейшем потребовались только дополнения и уточнения к принятому в 1763 г. Манифесту.

В 1773 г. и 1793 г. дважды в Поволжье побывал академик Российской Академии наук П.С. Паллас. По его мнению, колонии стали более зажиточными благодаря «приросту молодежи». Он также отметил, что колонисты считают себя счастливыми, находясь на Волге. Данное мнение подтверждается выдержками из писем немцев-переселенцев, ставших колонистами, написанных в

Германию, с благодарностью Богу, который «вырвал нас из рук нищеты земной и перенес в места с такими землями и климатом, где нам больше не на что жаловаться». Правительство гордилось тем, что ему удалось достичь некоторых успехов в колонизации, о чем не без основания указывалось в календарях, издаваемых ежегодно с 70-х гг. XVIII века Академией наук.

С принятием большевиками первой Декларации прав народов России от 2 (15) ноября 1917 г. появилось реальное и «определяющее право» на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельных государств (статья 2), чем воспользовались отдельные народы.

Декларацию от имени Российской Республики подписали Председатель Совета Народных Комиссаров В. Ульянов (Ленин) и Народный Комиссар по делам

национальностей Иосиф Джугашвили (Сталин). С принятием второй «Декларации прав трудящихся и эксплуатируемого народа» от 2 (25) января 1918 г. и в соответствии со статьей 2-ой Советская Российская Республика учреждается на основе свободного союза свободных наций, как федерация Советских национальных республик…

С принятием вышеуказанных двух архиважных Деклараций 1917 г. и 1918 г. назрела крайняя необходимость в проведении внеочередных организационно-правовых мероприятий, а именно: 10 июля 1918 г. был проведен Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, который постановил: рассмотреть и утвердить общие положения Конституции Российской Социалистической Республики; 19 октября 1918 г. 1 съезд Советов немецких колоний Поволжья, Совет Народных Комиссаров постановляет: «Утвердить Декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР о создании области немцев Поволжья». Подписали данный Декрет Председатель Совета Народных Комиссаров В. Ульянов (Ленин), секретарь Совета Народных Комиссаров Л. Фотиева. 20 февраля 1924 г. Декретом Всероссийского центрального Исполнительного комитета и Совета Народных Комиссаров была преобразована Автономная область Немцев Поволжья в Автономную Социалистическую Советскую Республику Немцев Поволжья, как федеративную часть Российской Социалистической Федеративной Советской Республики в пределах ныне существующих границ названной области.

Благодаря многосторонней поисковой работе и сравнительному анализу с использованием современных крупномасштабных военно-топографических карт, стало возможным составить подробную политико-административную карту АССР немцев Поволжья с их современными названиями населенных пунктов и их местоположением. Данная карта была составлена доктором исторических наук Аркадием Адольфовичем Германом. Национально-территориальная Автономия немцев Поволжья в начале войны включала в свой состав 22 кантона (района) и 421 населенный пункт со столицей в городе Энгельс. Численность населения АССР немцев Поволжья составляла 606532 человека с территорией 274000 кв. км.

В своей работе «Немецкие колонии на Волге» доктор исторических наук И.Р.

Плеве указывает, что проверка на лояльность немцев АССР НП с августа 1940 г.

усилилась, и через каждые 10-15 дней в центр направлялись донесения, которые начинались словами: «Судя по имеющимся агентурным и официальным данным, общее политическое настроение в Республике немцев Поволжья является здоровым. За истекшую декаду по республике

не установлено фактов открытых контрреволюционных проявлений и важных происшествий».

Нападение нацистской Германии на СССР ввергло советских немцев в бездну неисчислимых страданий и бедствий. 28 августа 1941 г. Президиум Верховного

Совета СССР принимает Указ «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья».

Среди обнародованных немецких архивных документов пока нет ни одного документа, который позволил бы сделать вывод о том, что между третьим Рейхом и немцами СССР, в том числе и проживающими в Поволжье, существовали какие-либо заговорческие связи. Добавим, что такие документы не были обнаружены и в более поздние годы. Сегодня уже можно с уверенностью сказать, что данных о каком-либо сотрудничестве советских немцев с нацистской Германией не имела и советская контрразведка.

С наступлением «оттепели», когда был разоблачен культ личности Сталина, появилась надежда на избавление от национальной и социальной дискриминации. 29 августа 1964 г. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О внесении изменений в Указ Президиума 1941 года ”О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья”». В данном Указе утверждалось, что обвинения были необоснованными и являлись проявлением произвола в условиях культа личности Сталина. В действительности, в годы Великой Отечественной войны, подавляющее большинство немецкого населения, вместе со всем советским народом, своим трудом способствовало победе Советского Союза над нацистской Германией, а в послевоенные годы активно участвует в коммунистическом строительстве.

Огульные обвинения в отношении немецкого населения, проживавшего в районах Поволжья, содержащиеся в части 1-й Указа Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 г. «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» (протокол заседания Президиума Верховного Совета СССР, 1941 год, №9, стр. 256), были отменены. 26 апреля 1991 г. был принят важный закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», в котором была предусмотрена политическая, социальная и культурная реабилитация репрессированных народов. Подписал данный закон Председатель Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцин.

В заключение хотелось бы сказать.

Столько лет, храня и оберегая в себе честь и достоинство, стиснув зубы, трудясь, умирая, но никого не обвиняя, народ российских немцев заслужил уважение от сегодняшней России. И от Германии, чья свобода, демократия и сегодняшнее благополучие омыты кровью трети нашего народа, его 316 трудармейскими «полками», его нечеловеческим трудом во имя Победы, и сотни тысяч отданных за нее жизней – это его вклад в защиту России, в освобождение

Германии, в свободу Европы.

Список использованной литературы

  1. Ауман Владимир Андреевич, кандидат исторических наук; Чеботарева Валентина Георгиевна, доктор исторических наук, профессор. История российских немцев в документах (1763-1992 гг.), Москва, 1993 г.
  2. Иларионова Татьяна Семеновна, доктор философских наук, профессор. Российские немцы: право на надежду: М.: Республика, 1995 г.
  1. Вормсбехер Гуго Густавович, Член Союза журналистов СССР и Союза писателей СССР. Российские немцы: их роль и возможности в решении проблемы. Новосибирск, 2001 г.
  2. Герман Аркадий Адольфович, доктор исторических наук, профессор. Немецкая автономия на Волге. 1918-1941 гг. Издательство Саратов. Университета, 1992 г.
  3. Плеве Игорь Рудольфович, доктор исторических наук, профессор. Немецкие колонии на Волге во второй половине XVIII века. М.: Готика, 1998 г.
  4. Бруль Виктор Иванович, доктор философии. Особая линия в политике по отношению к российским немцам. М. 1993 г.
  5. Малиновский Лев Викторович, доктор исторических наук. Исторические повороты или трагедия XX века? Омск, 1995 г.
  6. Вильгельм А.Ф., Вильгельм К.А. Немцы в истории России. М. Общественная академия наук российских немцев. М. 2003 г. Герман Яковлевич ЭРНСТ, ветеран общественного движения российских немцев.