ВЕЛОСИПЕД – МОЕ ЛЕКАРСТВО ОТ БЕД

Пламя страсти – не унять:

Я люблю тебя – родная,

Темноокая, святая –

Моя Грузия хмельная!

Моя гордость, моя Мать!

Амалия Фархадова

Несмотря на свои 63 года Юрий Ва­лентинович Кочуров готов и на вулкан забраться, и на велосипеде объездить всю Грузию. Именно о своем велопуте­шествии он рассказал редакции газеты «Sibirische Zeitung plus».

«Меня долго отговаривали от моей за­теи с велопрогулкой по Грузии, говорили, что сейчас у нашей страны сложные от­ношения с этой страной, и лучше туда не ехать. Но я уже мысленно был там, поэто­му не слушал ничьих слов. Купил билет, разобрал велосипед, распечатал тексты песен, взял гармонь, фотоаппарат,теплую одежду и отправился в путь.

Уже в середине сентября я был в Кис­ловодске. Где-то три дня я был в этом го­роде, а потом сел на велосипед и отпра­вился в Пятигорск и Ессентуки, а потом прямиком на Нальчик.

Нальчик

По пути в этот город я вспомнил дав­нюю историю, которая произошла со мной сорок лет назад именно на этой до­роге. Нас было четверо: я, мой брат и наш друг с девушкой. Ехали мы на мотоци­клах. Дело было к вечеру, и как назло у нас сломался мотоцикл. Местность незнако­мая, да и я что-то себя плохо чувствовал. И как же неожиданно приятно было, когда нас приютили совсем незнакомые люди – учителя Мария и Иван.

Уже сейчас, совершая поездку на ве­лосипеде, я не помнил, где именно они жили, не помнил их дом, но очень хотел разыскать их. Темнело, и я заехал в село Аушигер. Расспросив прохожих, я узнал, что Мария и Иван давно умерли. Только светлые воспоминания остались у меня о тех людях. Но, как говорится, мир не без добрых людей, и вскоре я нашел себе ночлег в Аушигере. На следующий день я съездил в долину озер, которую мест­ные жители называют «Голубые озера». На озерах было много туристов, тут я и решил достать свою гармонь и сыграть пару песен. Стою, играю, и тут начали подходить люди и бросать деньги в чехол от гармошки. Кто пятьдесят рублей, кто сто, а потом уже местные бабушки пусти­лись в пляс.

В Нальчике я встретил корреспонден­тов. Уж без расспросов они меня не от­пустили: спросили откуда я, как решился на такую поездку; сделали фотографию, а потом ещё и договорились с админи­стратором ближайшей гостиницы о моём ночлеге. Гостиницы на моём пути встре­чались очень часто, однако ночевать в них я не мог по двум причинам: не по­зволяли финансы, да и я сам решил, что настоящий поход – когда ты сам ищешь себе ночлег, а потом спишь в палатке или в спальнике.

Беслан

Будучи в Беслане, я не мог не посетить печально-известную школу №1, которая была захвачена террористами 1 сентября 2004 года. Новая школа №1 была отстро­ена уже через 9 месяцев после захвата, однако, и руины старой школы остались в память о тех событиях.

В школу меня долго не пускала ох­рана, пока не пришел завуч и не пропу­стил меня. Она провела меня в Зал бо­евой славы, который отличается от тех, что есть в других школах. В этом зале с фотографий на меня смотрели лица тех, кто уже не вернулся с той сентябрьской линейки. Сотни детей, которые навсегда остались в памяти. В той трагедии погиб­ло 333 человека, и ни одного не оставили без внимания в этой школе. Несмотря на то, что я мужчина, у меня появились сле­зы на глазах.

После посещения Зала меня отвели в седьмой класс, где я выступил перед учениками: российские патриотические песни, песни о Победе, грузинские песни и мелодии. Дети были просто в востор­ге! Одни подпевали мне, другие снимали моё выступление на свои телефоны, а кто-то даже заплакал. Расстались мы с ними очень тепло и трепетно: они подари­ли мне альбом «Пепел Беслана», которого нет в продаже – это очень толстая книга, в которой рассказаны события той осени. После прощания с ребятами я пошел в ту самую школу. Прошелся по всем этажам, и могу сказать, что это зрелище не для слабонервных. Я шел и думал: «Ведь это же был праздник! С каким настроением шли тогда ребята в школу! Кто-то в первый раз, кто-то в последний. Все были наряд­ные, в окружении родных и близких…и как всё трагично закончилось!» До сих пор в спортзал старой школы несут живые цве­ты, игрушки и бутылки с водой – то, чего так не хватало заложникам. Трудно даже рассказывать об этом без слез. Трагедия тех лет навсегда останется в нашей па­мяти. Сегодня на том месте планируют строить храм Бесланских младенцев.

После Беслана я направился во Влади­кавказ и уже оттуда – к границе с Грузией. Сложностей пересечь границу не было – в моем загранпаспорте поставили печать, и я поколесил дальше, только уже по про­сторам другой страны. Грузия

Еду я, и встречаются мне строители – ни слова по-русски сказать не могут. Как оказалось, они строили церковь. Поняв, что я из России, они позвали батюшку, который также был на стройке – он-то как раз и знал русский язык. К сожалению, пу­стить на ночлег они меня не смогли – у них самих не было нормальных условий. Зато подсказали, что через 20 км будет мона­стырь, где служит отец Георгий, который не оставит путника без крова. И поехал я до монастыря. Немного отъехав, увидел смотровую площадку с рестораном. Вид с площадки – ну просто загляденье! По­любовавшись на красоты Грузии, я достал гармонь и начал играть русские песни «Ка­тюша», «Подмосковные вечера». И каково было мое удивление, когда иностранные туристы стали не только бросать мне деньги, но и подпевать. Кто-то знал при­пев, кто-то лишь пару слов, но всё равно они подхватили знакомый мотив. Сыграв ещё несколько песен, я продолжил свой путь и через несколько километров встре­тил пастухов, пасущих стадо овец. Это были самые обычные пастухи: в простой одежде, небритые, но и они не отличились скупостью. Я был приглашен к импрови­зированному столу, на котором оказалось всё, чем были богаты мои новые знако­мые – мясо, вино, хлеб. Да так засиделся с ними, что уже стало совсем поздно, а до монастыря ещё ехать и ехать. Тогда они предложили мне переночевать в «их го­стинице». Под этими словами скрывалось ни что иное, как старая заброшенная со­ветская гостиница, находящаяся недале­ко от дороги. Ну, что ж, мне не привыкать к таким условиям! Бывало и похуже. Только войдя в фойе когда-то богатого здания, я понял, что частыми гостями этой «гости­ницы» являются коровы. Следы их пре­бывания здесь были повсюду. На втором этаже моих «апартаментов» оказалось всё куда более цивилизованно: кровать с матрасом уже ждали меня. Наутро, попро­щавшись с пастухами, я отправился к отцу Георгию, который уже ждал меня.

Тбилиси

В Тбилиси я пробыл несколько дней. Погулял по городу, побывал в парках и скверах, посмотрел на памятники и ар­хитектуру – удивительный город. Как-то во время очередной прогулки по городу я решил сыграть для прохожих. Возле меня стали собираться люди, в большинстве своём грузины, но ни от одного из них я не услышал дурного слова – никто не упрек­нул меня в том, что я, будучи из России, играя русские песни, как-то оскорбил их. Нет, такого не было. Здесь же я познако­мился с одним подполковником, который пригласил меня к себе, накрыл богатый стол и разрешил остаться на ночь. Ког­да пришло время прощаться, он подарил мне браслет, на котором нанесена грави­ровкой грузинская молитва. Казалось бы, мы знакомы пару дней, но за это недолгое время он стал дорог мне как брат.

Сколько раз были случаи, когда на сво­ем пути я встречал людей и просил их о ночлеге, и редко кто отказывал. Это были люди и старше меня и моложе, грузины и русские, одинокие и семейные. И ни разу мне не было страшно оставаться в совер­шенно незнакомом месте с незнакомыми людьми. За свое путешествие я встретил много добрых и отзывчивых людей, без которых мой путь был бы куда сложнее. Моя телефонная книга пополнилась но­мерами всех тех, кто помог мне совер­шить задуманное.

Восточная Грузия

Меня поразил город Сигнаги– словно средневековый европейский городок – узкие улочки, резные балконы и дороги, выложенные булыжником. Их храмы тоже превзошли все мои ожидания – такую величественность и красоту редко где встретишь. А после Сигнаги я отправился в Кварели. Заехав в город, я увидел перед собой развилку. Недолго думая, выбрал одно из направлений и поехал испыты­вать удачу в поиске ночлега. Проехав не­сколько метров, увидел мужчину, который сидел возле дома. Поприветствовав его по-грузински, я тут же поинтересовал­ся, знает ли он русский язык. Как оказа­лось, он неплохо владеет нашим языком, ему столько же лет, сколько и мне и без труда может впустить меня в свой дом переночевать. Две или три ночи я пере­ночевал у него. Он возил меня на своей машине по городу, показывал основные достопримечательности. Провожал меня он как старого друга, а ведь если бы в тот вечер я выбрал другую дорогу на том пе­рекрестке, то никогда не встретился бы с таким замечательным человеком. Побывал я и в Алазанской долине, да, именно там делают знаменитое грузин­ское вино. В этом поселении даже по­ставлен памятник бутылке вина. На ро­дине Сталина – Гори – я побывал в том доме, где родился вождь народов. Там представлены многие документы, книги с подписью Жукова и Рокоссовского, видел его рабочий кабинет и железнодорожный вагон, в котором он передвигался во вре­мя войны. Именно в том музее мне при­шла в голову такая мысль: «Как странно, что в годы Великой Отечественной войны русские, грузины, украинцы, азербайд­жанцы и другие народы Советского Со­юза защищали одну Родину, а сегодня у каждого своя страна и уже нет того един­ства народов…». Я много разговаривал с грузинами и понял, что несмотря на не­простые политические отношения между нашими странами, простой грузинский народ с уважением и добротой относит­ся к русским. Дети хотят побывать в Рос­сии, а кто-то бы даже хотел получить у нас высшее образование.

В Боржоми я был на минеральных ис­точниках. Помимо того, что у них целеб­ная вода, так ещё и воздух необычайно чистый. А если чуть подняться в горы, то голова может закружиться от кристально чистого воздуха – есть места, где горный воздух смешивается с морским.

В Батуми в порту я встретил польских туристов, которые путешествовали авто­стопом. Очень милые ребята. Рассказали о своей жизни и были удивлены, когда узнали, что я один на велосипеде покоряю Грузию. На прощание мы обменялись адресами, и они пообещали выслать мне одноместную палатку.

Находясь недалеко от границы с Тур­цией, я решил, что было бы глупо упустить такую возможность и не побывать в этой стране. С одним из своих новых знакомых я сел в автобус, и мы отправились туда. За день мы успели только погулять по городу и пообедать в их ресторане. Могу сказать одно: чувствуешь, что страна неродная, чужая. Я себя там гостем чувствовал.

Через горы, через перевал я поехал в Хванчкару – ещё одно место, в котором делают грузинское вино. На память о Гру­зии я решил приобрести себе бутылочку их вина, но перед этим попросил о дегу­стации. Вынесли мне кувшин с напитком. Такого вина я не пил ещё никогда! Боже­ственный нектар, попробовав который уже не сможешь остаться равнодушным к грузинским винам.

В ночлеге мне отказали всего раз. Я ехал из Кахетии, на велосипеде проко­лоло колесо, шёл дождь, и я промок до нитки. Увидел впереди монастырь и на­правился туда. Как оказалось, это жен­ский монастырь и никакие уговоры не подействовали – меня не пустили. Куда деваться? Пошел искать себе ночлег. На­шел маленькую лавку с навесом, укутался в свой спальный мешок и вот так кое-как переночевал.

От этой поездки у меня остались не­забываемые воспоминания. Такого ра­душия, такой доброжелательности я не ожидал. Сейчас, в эпоху электронных гаджетов и интернета можно побывать в разных странах, не выходя из дома. Но я скажу, что никакой интернет не заменит настоящих эмоций от путешествия. Уви­деть эту природу, почувствовать этот чи­стый воздух – этого не заменит ничто. Ещё в середине пути я потерял спи­дометр, поэтому точно сказать, сколь­ко километров я проехал – не могу. По моим подсчетам около 1 700 километров по долинам, перевалам и горам. А ещё в моем пути мне очень помогла гармошка – сколько раз она помогала мне найти об­щий язык с людьми, с которыми я не мог поговорить (из-за языкового барьера).

После этого похода я решил, что по­куда ходят мои ноги, я буду путешество­вать по разным странам и городам. В моих планах – совершить велопутеше­ствие от Москвы до Бреста, в память о погибших во время Великой Отечествен­ной войны».

Пресс-служба НО РНД