ЖИЗНЬ В РИТМЕ ТАНЦА

Пятнадцать лет для творче­ского коллектива – это мно­го или мало? Руководитель студии современного танца Новосибирского областного Российско-Немецкого Дома «Виктория» Екатерина Бой­ко считает, что пятнадцать лет – это только начало. В преддверии юбилея она дала интервью газете «Sibirische Zeitung plus», в котором рас­сказала об истории создания студии, особенностях работы с каждой группой и о многом другом.

– 15 лет назад была созда­на студия современного танца НО РНД «Виктория». С чего на­чалась история коллектива?

История нашей студии началась задолго до появле­ния её как таковой. Да, как бы странно это не звучало, но ис­токи того, что мы видим сейчас, зародились ещё в начале 90-х годов, когда два человека объ­единились в хореографическую семью «Евгений и Екатерина Бойко» и мечтали о своём про­фессиональном коллективе и студии при нём. В 1993 году был создан коллектив «Исклю­чительный заговор», который состоял из студентов Кемеров­ского государственного инсти­тута культуры, а позднее, уже в Новосибирске, из выпускников хореографического училища и колледжа культуры. Именно в тот период хореографиче­ский коллектив стал называться джаз-балет «Виктория», продю­сером которого стал Анатолий Иванович Бойко, а руководите­лем, балетмейстером, режиссё­ром программ и ярким исполни­телем оставался Евгений Бойко. Увы, коллектив прожил недол­гую творческую жизнь в связи с трагической гибелью его руко­водителя. Летом 2000 года Ана­толий Иванович предложил мне продолжить дело, начатое в сту­денческие годы, набрать новый коллектив и сделать новую про­грамму. На это потребовалось три месяца подготовки. Новый коллектив состоял из студентов и выпускников колледжей куль­туры Новосибирска, Томска, а также действующих танцоров. Свой первый дом мы обрели в ДК «Строитель», где с января 2001 года начала свою творче­скую жизнь студия современ­ного танца «Виктория», объявив свой первый набор в группы.

– А как для Вас началось ув­лечение хореографией?

– Танцевать мне нравилось с детства, но в связи с тем, что оно прошло в посёлке Алонка на Байкало-Амурской магистра­ли, где вечная мерзлота, тайга и сопки, то о танцах оставалось только мечтать. Когда родители переехали в Новосибирск, то мы с мамой пересмотрели весь ба­летный репертуар НГАТОиБ. Мне хотелось танцевать так же, как порхающие по сцене воздушные созданья, называемые балери­нами. Любимейшим фильмом стал «Анна Павлова» о великой русской балерине. Увы, в шко­лах, где мне пришлось учиться, а их было немало, так как мой папа был военным, не было хо­реографических кружков, по­этому увлекательный мир танца открылся мне только в 14 лет, когда меня пригласили в студию бального танца. Не смотря на то, что давно преподаю современ­ную хореографию, до сих пор я обожаю балет и бальный танец.

После окончания школы про­училась год в училище культуры, а затем поступила в Кемеров­ский государственный институт культуры и искусств, получив специальность «балетмейстер, преподаватель хореографиче­ских дисциплин». Тогда я даже представить себе не могла, что стану ведущим специалистом города Новосибирска в обла­сти современного танца, в част­ности такого направления, как джаз танец. А началось всё с обучения на мастер-классах по джазовому и модерн танцам у преподавателей из Англии, Аме­рики, Нидерландов, Германии, а затем и у лучших российских педагогов.

Для меня это стало новой вехой в танцевальной жизни, свежей струёй, невероятно ин­тересной гранью самого танца, тем, чего в моей жизни ещё не было.

– Как «Виктория» стала кол­лективом Новосибирского об­ластного Российско-Немец­ком Дома?

– Когда я преподавала в Но­восибирском государственном театральном институте на кафе­дре пластического воспитания, то узнала о находящейся рядом с нашим корпусом Немецкой шко­ле культуры НО РНД, в которой есть прекрасные балетные залы. Я обратилась к директору Рос­сийско-Немецкого Дома с пред­ложением принять «Викторию» в состав творческих коллективов НО РНД. Моё предложение было поддержано, и с сентября 2011 года студия продолжила свою работу в новых светлых танце­вальных залах Немецкой школы культуры НО РНД.

Несмотря на то, что при пе­реезде от нашей студии в 40 человек осталось ни много ни мало чуть меньше двадцати, считаю, что смена местора­сположения было правильным и своевременным шагом в на­шей истории. Ребятишки об­рели свой теплый уютный дом, который не похож на образо­вательное учреждение, где их бесконечно строят, дисципли­нируют, а в котором есть сцени­ческая площадка, возможность участвовать в мероприятиях НО РНД и проводить свои празд­ники и тематические концер­ты. Дети приходят в Немецкую школу культуры, где им всегда рады педагоги, где комфортно и с точки зрения грамотно вы­строенного пространства, и с точки зрения психологической атмосферы. На первом этаже школы дети и подростки осваи­вают иностранные языки, рису­ют, занимаются в театральной студии, а затем поднимаются на второй этаж, где погружают­ся в мир танцевального искус­ства. В школе царит необычная атмосфера, кардинально отли­чающаяся от атмосферы учеб­ного заведения. И это не только моё мнение, но и мнение роди­телей, чьи дети посещают нашу школу. Екатерина

Когда студия танца при­обрела привычный для нас вид: три возрастные группы – взрослые, средняя группа, малыши?

– Разделение на группы должно быть везде, независи­мо от того, танец это или другой вид творчества. В группе долж­ ны быть люди, которые близки друг другу по крайней мере по возрасту. Да и работать в раз­новозрастной группе гораздо сложнее хотя бы с физиологи­ческой точки зрения участников коллектива. Малышам нельзя давать такие нагрузки, которые даются детям более старшего возраста, так как их организм не готов ещё к такой работе. Да и у каждой возрастной группы есть свои особенности. В младшей группе занимаются дети 3-4 лет, с которыми идет огромнейшая отдача самого себя. У каждого педагога свои подходы к работе с малышами. Для себя я реши­ла, что во время занятия, не­смотря на свой возраст, я долж­на перейти на один уровень с детьми. Я не постесняюсь по­прыгать, поваляться с ними. Но никогда не «сюсюкаю». Таким образом мы находим общий язык и становимся равными во время репетиции. Средняя группа (1-3 класс) – это просто бешенная энергия, которая носится по коридору, сметая всё на своем пути. По­рой выходишь из кабинета и уже по шуму понимаешь, что этот «ураган» приближается к тебе. Именно поэтому среднюю группу всегда приходится дер­жать в «ежовых рукавицах», но несмотря на дисциплину, на за­нятии дети знают, что я могу и пошутить, и замечание сделать, но всегда по-доброму, ни в коем случае не задевая «эго» ребенка.

Занятие со взрослой груп­пой – это интереснейший твор­ческий процесс, так как это уже физически подготовленные люди, ты думаешь уже о танце, о его разных гранях, а не о дис­циплине. В группе взрослых ощущаешь себя творцом чего-то невидимого. Того, что живет ещё только в твоём воображе­нии и что со временем проявит­ся в движении подготовленных тел. Этот процесс захватывает, доставляет удивительное на­слаждение, а когда еще что-то получается, то и огромное удов­летворение.

Но главное, что каждую воз­растную группу надо любить. Любить каждого ребенка, иначе никогда не получишь от них от­ветной реакции.

– Как Вам удается привлечь внимание к танцу совсем ма­леньких детей? Для маленьких ребятишек процесс выхода на сцену сам по себе непрост. Когда только соз­давалась студия современного танца «Виктория», я и подумать не могла, что буду работать со­всем с маленькими детьми Когда стала набираться целая группа малышей, я разработала свою методику работы с такой возрастной категорией. Этой методикой я пользуюсь уже долгое время и могу назвать её эффективной. Но бывает всякое. Мы можем многократно повто­рить танец, мы можем отрепе­тировать с мамами в качестве зрителей. Но вот настает завет­ный час, дети выходят на сцену и «О, чудо! Какая красивая картин­ка позади!», и всё внимание уже рассеяно. Но, по-моему, в этой непосредственности и заключа­ется вся прелесть детства.

– Как находят вашу студию при поиске танцевального коллектива для своих детей?

– Срабатывает «сарафан­ное радио». Каждый родитель при поиске места для своего ребенка в первую очередь рас­спрашивает своих знакомых, у которых дети уже входят в со­став какого-либо творческого коллектива. Среди моих детей есть и те, которые ходят сюда почти всей семьёй: один ребе­нок в средней группе, другой в младшей, а третий ещё совсем маленький, но не сомневаюсь, что пройдет время и он присо­единится к нам.

– Какие интересные мо­менты со своих концертов вы можете вспомнить? Каждый концерт – это от­дельная история, на основе ко­торой можно написать целую книгу. В каждом выступлении имеют место быть свои необыч­ные ситуации. Их не назовешь казусными, это не какие-то неу­дачи, это то, без чего невозмож­на жизнь любого творческого коллектива. Малыши могут уйти не туда, взрослые могут не так накрасится или заплестись, и из таких, порой забавных ситуаций и складывается история коллек­тива. Наша первая награда – статуэтка с фестиваля «В ритме танца». Тогда мы заняли призо­вое место, нас объявили, награ­дили, а после концерта подошли с извинениями и просьбой вер­нуть статуэтку. Как оказалось, ошибка крылась в гравировке. На металле было написано: но­минация «Джас-танец». Я лишь посмеялась и не отдала награду. Пусть будет память о таком за­бавном случае.

– Сколько времени уходит на постановку танца от его за­думки и до конечного резуль­тата, который видят зрители?

– Каждый номер создается по-разному. Что-то вынашива­ется очень долго. Был случай, что с момента, когда я услышала музыку, и до постановки танца прошло 7 лет. Мне сразу понра­вилась мелодия, но цельной кар­тины танца не выстраивалось. А бывает и наоборот, достаточно одной репетиции, чтобы при­думать номер. Независимо от того, сколько времени уходит на постановку, бывает, что по­смотришь со стороны и начи­наешь «перекраивать» танец, совершенствовать его. Работа над танцем идет всегда и это не­вероятно интересная работа.

– Как получилось, что Ваша дочь Маша также стала зани­маться танцами?

– Ну а как иначе?! Маша, как и другие дети хореографов вы­росла в танцевальном зале. Как только она научилась шевелить­ся, она стала реагировать на музыку. Будучи беременной, я до последнего занималась пре­подаванием в колледже культу­ры, а вскоре после родов вновь вышла на работу. Когда не с кем было оставить маленькую дочь, я брала её на работу, и она, ещё не умея ходить, сидела и смо­трела на танцующих студентов. Свои первые шаги она сделала именно в танцевальном зале.Став немного старше стала при­соединятся к детям в студии. По возрасту она была гораздо меньше, поэтому это были ва­рианты постепенного включе­ния в процесс. Она то выполня­ла упражнения вместе со всеми, то, шла к себе в уголок к игруш­кам. А когда подросла, вихрь танца увлёк её, и до сих пор это часть её творческой жизни.

– Куда в дальнейшем идут выпускники студии современ­ного танца Немецкой школы культуры НО РНД «Виктория»?

– Я думаю, что когда чело­век приходит танцевать, он не думает, пригодится ли ему это в дальнейшем. Одни идут для получения навыков, другие для общения, третьи просто за ком­панию, и каждый получает здесь то, чего искал. Конечно, среди моих выпускников есть те, кто занялся преподаванием танца или стал танцовщиком. Но не­зависимо от того, связал ли вы­пускник свою судьбу с хореогра­фией или ушёл совсем в другую сферу деятельности – я горжусь каждым из них. Поделитесь своими твор­ческими планами?

– Планы на будущее, конечно же, есть. Только раскрывать их я не буду! Когда они воплотятся в жизнь, тогда по их результатам подведу итоги. Наш концерт «Не­вероятность встреч», посвящен­ный 15-летию коллектива, мож­но считать некой чертой, после которой подводят какие-либо итоги. Этот концерт помог мне посмотреть на свою деятель­ность со стороны, и я поняла, что я на правильном пути. Спа­сибо ребятам, которые рядом со мной, за веру, за поддержку, за то, что на этом жизненном этапе они со мной. Творческий про­цесс не имеет границ, поэтому я считаю, что 15 лет – это самое начало чего-то интересного. Ин­тересного для меня, для родите­лей, для самих детей и, конечно же, для зрителей. Ведь всё, что мы делаем, мы делаем для вас.

Дарья НИКОЛАЕНКО