СУДЬБУ СВОЮ БЛАГОДАРЮ

7 мая 2016 года активистка Ново­сибирского областного Российско-Немецкого Дома Ирма Христофоров­на Дурягина (Дитцель) отметила свой 80-летний юбилей. О своей жизни со всеми её радостями и печаля­ми она рассказала редакции газеты «Sibirische Zeitung plus».

– Я не помню ничего из жизни в По­волжье. Знаю о депортации лишь по рассказам. Я была тогда совсем ма­ленькой девочкой и не понимала всего горя, обрушившегося на семьи рос­сийских немцев. Как известно, совсем мало времени было на сборы, из вещей можно было брать только самое необхо­димое. Привезли нас в село Жеребцово Новосибирского района. Отца сразу же забрали в трудармию на угольную шахту под Тулой. Мать осталась с нами. Она часто болела, но несмотря на это, шила вещи, которые позже мы продава­ли и на вырученные средства покупали еду, – вспоминает Ирма Христофоров­на. – Сначала нас поселили в контору, а потом в клуб. Ютились по несколько семей в одном помещении. Ели лебеду, крапиву, весной собирали картофель с огородов, измельчали его, добавляли муки и жарили драники. И вкусно же по­лучалось! В семье Дитцель было семеро детей: четыре девочки и три мальчика. Родите­ли были немцами, но русский язык знали хорошо. Мама Ирмы – Анна Андреевна, умерла в 1947 году, а вскоре из трудар­мии на костылях вернулся отец Хри­стофор Андреевич. Их шахту завалило, мужчина попал под завал и сломал ногу. Дети тогда жили в одном помещении с семьей, у членов которой водились вши. «Невозможно было жить. В один день отец, несмотря на травму, взял лопату и пошел копать землянку», – вспоминает женщина.

Будучи школьницей, Ирма сильно за­болела. Дошло до того, что девочка не могла сама ходить. Ни о каком транс­портном средстве и речи не велось, по­этому до больницы в райцентр ребенка на спине носил отец.

Из-за болезни девочка пропустила два года обучения и закончила школу в 1956 году. После этого она уехала в го­род учиться на проводника.

После окончания техникума Ирма идет работать по профессии – прово­дником. На железной дороге она прора­ботала девять лет. И именно на вокзале она знакомится со своим мужем. Хотя всё было решено за неё…

– Мой брат жил недалеко от вокзала. Каждый раз перед рейсом я заходила к нему. Его-то жена и решила меня по­знакомить с одним человеком. О сво­ём умысле они мне ничего не сказали, и в очередной раз иду я от них в депо (тогда ещё не было железнодорожного моста и приходилось идти прямо по пу­тям) и на путях стоит длинный товарняк. Обойти его невозможно. Либо под ним проползать, либо через тамбур. Под­ходит ко мне мужчина и предлагает по­мочь перебраться. Взял меня на руки, когда помогал на землю спуститься, и говорит «Какая бы жена хорошая была!» Разговорились с ним, он спросил, ког­да я вернусь. По возвращении мы с ним увиделись, а потом начали встречаться. В 1960 году сыграли свадьбу, – расска­зывает Ирма Христофоровна. – В 1961 году родилась дочка. Жизнь шла своим чередом. Отец уже готовился уходить на пенсию, а там у него тоже были свои планы. Он очень хотел съездить в По­волжье. Когда в 1941 году второпях по­кидали родные края, оставался большой недостроенный дом. Хотелось узнать, осталось от него что-нибудь, да и просто навестить знакомые места. Однако у судьбы были другие расчеты…

Возвращаясь с очередного рейса, Ирма сразу же увидела стоящего на пер­роне мужа. Тогда он показался ей взвол­нованным. Первое, что он сказал ей: «Ты почему раньше не приехала? Тебя долж­ны были вернуть!» В голове у женщины сразу пронеслись мысли, что случилось что-то неладное. Оказалось, во время её отсутствия погиб отец.

– В тот день они поехали от завода сажать картофель на поле за Верх-Тулу. Изначально планировали выезд с но­чевкой, поэтому один из водителей вы­пил. Ближе к вечеру всё было высажено и люди стали просить отвезти их домой. Стали уговаривать водителей, в итоге решили, что поедут ночью, чтобы никто не остановил для проверки. Две грузо­вые машины, в кузовах которых помимо людей были лопаты и железные ведра. При очередном маневре водитель не справился с управлением и вылетел на встречную полосу, где ехала машина, груженая кирпичом…

По словам брата Ирмы Артура, когда он нашел отца среди лопат, кирпичей и груды железа, он был в сознании и уверял сына, что не сильно пострадал. Всех ра­неных привезли в ближайшую городскую больницу, где на тот момент находился только один дежурный врач. И там Хри­стофор Андреевич тоже говорил, чтобы на него не обращали внимания и зани­мались с другими пострадавшими. Когда дети утром приехали в больницу, чтобы навестить отца, он был уже в морге. Как оказалось, ему не успели заполнить даже историю болезни – открытый перелом че­репа унес его жизнь за считанные часы. Как выяснилось позже, когда люди собирались в ту злополучную ночную поездку и рассаживались по машинам, одна женщина предложила Христофору пересесть в другой грузовик, но он от­казался. Казалось бы, такая мелочь, но именно она могла спасти его от гибели.

Уже наутро муж Ирмы Христофоров­ны Михаил пришел в железнодорожное депо и объяснил ситуацию. Там его уве­рили, что сообщат о трагедии поездной бригаде, там примут меры: снимут про­водницу с поезда и на встречном вернут в город. Однако никто ничего не сооб­щил. Да и нельзя было на полпути оста­вить вагон без одного проводника. Ско­рее всего, мужа лишь успокоили, сказав, что Ирма вернётся, чтобы проститься с отцом.

Михаил уже долгое время советовал уходить своей жене из проводников, да и сама она уже начинала думать о другой работе. Ситуация с отцом окончательно убедила женщину оставить железную дорогу и уйти в торговлю. Карьера на­чалась в старом универмаге, куда Ирма пришла в качестве ученика продавца. Сегодня у неё более 30 лет стажа в тор­говле. На пенсию уходила с должности заведующей отделом. Дочь Ирмы Хри­стофоровны Ольга с улыбкой вспомина­ет свои походы по магазинам с мамой: «Куда бы ни зашли – всюду слышалось «Здравствуйте, Ирина Христофоровна!». И в Первомайском районе были, и в Ака­демгородке – и там её приветствовали по имени и отчеству». На сегодняшний день у Ирмы Христо­форовны дочь, двое внуков и четверо правнуков. Нечасто получается собрать­ся вместе, однако, по большим празд­никам вся семья в сборе. Собираются не только родные внуки с детьми, но и племянники с семьями. По словам доче­ри, с самых ранних лет она видела, как на праздники собирались все родственники как с маминой, так и с папиной стороны. Одно лишь застолье могло собрать до 30 человек: «Праздники у нас всегда очень широко проходили. Многие говорят, что не знают своих дальних родственников, а я знаю! У одного маминого брата была гармошка, и ни одно застолье не прохо­дило без песен. Мы пели и танцевали. Очень весело проводили время. Сегод­ня многих уже нет из того поколения, но мы – их дети, которые росли и видели, как общаются наши родители, сохрани­ли все традиции. Конечно, сейчас редко мы собираемся такой большой компани­ей, но всё же всегда мы на связи друг с другом. Всегда поддержим друг друга и поможем».

Несколько лет назад, когда начали строительство коттеджа в Первомай­ском районе, соседи по участку говори­ли, что удивительные люди стройку за­теяли: за забором всегда слышны смех и песни. А ведь это многочисленная родня приехала помочь в работе, а чтобы не скучать – пели песни.

– Мы выросли в атмосфере добра и любви. Как много у нас родни и ни разу и тени зависти не было. Ни разу никто из родственников со стороны папы не обо­звал нас как-то, не оскорбил. Ни разу никто не сказал в упрек: «Вы – немцы, а мы русские». Все религиозные празд­ники мы отмечаем дважды: по католиче­скому календарю и православному. Да и о том, что моя мама немка, я узнала только в школе, когда заполняла анкету и надо было написать национальность родителей. Маму редко кто называл Ир­мой, постоянно «Ира» говорили. А когда я жила в другом городе, пересылала ей деньги и по привычке в получателях на­писала «Ирина Христофоровна Дуряги­на», так она мне звонит и говорит, что деньги ей не выдают, так как имя не то написано, – делится воспоминаниями дочь Ольга. Немецкий язык в семье уже подза­бывается. Уходят немецкие обычаи и праздники, но есть то, чего нельзя отнять у этой семьи – это невероятное родство поколений. Через годы и десятилетия эта семья пронесет и сохранит эту связь, эту нить, которая соединяет их всех. «Веника не сломишь, а по прутику весь переломаешь» – этой пословицей мож­но смело охарактеризовать большую семью Ирмы Христофоровны. Пока они вместе – никакая сила не сможет сло­мить этих людей.

Дарья НИКОЛАЕНКО